10:46 | 29 мая, 2017

Страницы истории Троицкого цирка

Город, который и сам был полон всевозможными проходимцами, с нетерпением ждал, когда будет открыт постоянный цирк. Городские афиши известили о долгожданном событии в начале июня. В них также говорилось, что к ним направляется труппа из Кургана, а само открытие назначалось на 21 июня – воскресенье.

Ловкач

Здание цирка, по мнению известного краеведа, находилось на улице Гимназической (ныне Гагарина) в промежутке от женской гимназии (1912-13 годы постройки) до Дмитриевского кладбища. Фотографии заведения на сегодняшний момент не найдены, однако есть предположение, что здание цирка по традиции имело круглую форму, построено было из дерева, а покрыто брезентовым шатром куполообразной формы. Построен цирк был в соответствии с последними на тот момент требованиями, он имел просторную арену и был крупнейшим цирком Южного Урала. По периметру арены в два были расположены зрительские кресла, затем следовали ложи, а далее амфитеатр из скамеек различной высоты, последние из которых были настолько высоки, что зрители не доставали ногами до пола. Самой дальней была галёрка, вход на которую был организован непосредственно с улицы. Освещение и отопление цирка осуществлялось при помощи мощнейших ламп-молний, оснащёнными жестяными отражателями, что приводило к постоянной угрозе пожара.

Временами Троицк посещали проезжие бродячие циркачи. Были даже «итальянцы» такие как Мартини и Арригони. Первый из них оставил неизгладимый след в памяти жителей Троицка тем, что устроил в их городе в 1911 году весьма фееричную афёру, продав внушительное количество билетов и скрывшись в неизвестном направлении с полученными деньгами. Выступление многообещающе афишировалось по всему городу, обещая жителям незабываемое зрелище полетов на трапеции, и чемпионата по французской борьбе. Однако, 6 июня того года в местной газете появилось сообщение о том, что директор итальянского цирка Арригони (настоящая фамилия Гладченко) исчез из города вместе со своими вещичками, прихватив вырученную за билеты значительную сумму. Артисты цирка остались не удел, чемпионат по французской борьбе и вовсе был чистейшей воды выдумкой, основанной на совершенно случайном пребывании его участников в Челябинске.

Карточный бизнес

Мартини был не первым «известным» циркачом, дававшим гастроли в Троицке. Его предшественником был не мене знаменитый Стрепетов со своей программой, основанной на дрессуре и выездке лошадей, а также клоунах. Но гвоздём этих программ по праву считался женская французская борьба, которая неизменно вызывала интерес троичан. Однако вовсе не Стрепетов являлся первым промоутером этого необычного развлечения. Ещё с девяностых годов восемнадцатого века организацией дамских борцовских турниров занимался небезызвестный Коромыслов. Это он представил уральскому зрителю Ларису Белую, известную силачку-борца Марину Лурс и многих других.

Сам Стрепетов также был выходцем из известной цирковой династии. Он был не просто Кишинёвским мещанином – борец, акробат, наездник в молодые лета. Именно на этом он скопил начальный капитал, а позже начал продюсировать. Об этом свидетельствуют воспоминания Дмитрия Альперова – сына участника Стрепетовской труппы. Он упоминает о том, что сам Эразм Андреевич начинал в качестве ламповщика у самого Сура. После него работал в небольших цирках в качестве управляющего. Так он попал и к Соболевскому. Решая уехать работать в качестве наездника в Петербургский цирк, он хотел прекратить работу цирка, однако Эразм уговорил Соболевского отдать ему в пользование цирковую утварь и животных в обмен на часть прибыли, при условии, что Стрепетов не будет гастролировать по Сибири. Своих обещаний Эразм Андреевич не выполнил и таки дважды сорвал отличный куш. Позднее Стрепетов отдал взятое «в прокат» цирковое имущество и приобрёл собственное. Причём сделал это со значительным размахом. Обладая большой труппой, он разделял её пополам, что давало возможность гастролировать сразу в двух разных местах. Однако, не глядя на столь значительные прибыли, Стрепетов предпочитал «карточный бизнес». Так говорили о тех дельцах, которые предпочитали оставлять всю прибыль себе, не особо заботясь о зарплате труппы. Такая практика была распространена на тот момент и артисты были к этому привычны.

Зарплата на верёвке

Интересные факты о предвоенной цирковой жизни описываются в воспоминаниях Дмитрия Альперова. В середине лета 1913 года цирк, в котором работал отец Дмитрия, выехал из Пензы и через Казань на пароходе отправились в Пермь к Стрепетову. Первые выступления в Пермском цирке начали давать в начале августа. Поскольку труппа была большая, то часть её была оставлена на месте (в частности чемпионат по французской борьбе), а вторая отправилась на гастроли в Челябинск. Сборы в Перми были небольшие, поскольку организация чемпионата была неважной, а с наступлением холодов цирк и вовсе пришлось закрыть. Поступления в цирк были столь скудные, что Стрепетов едва наскрёб денег на переезд в Троицк. Был заложен даже багаж артистов, которым не пользовались на тот момент. На то, чтобы раздобыть денег ушла целая неделя.

Сам Троицк не оправдывал ожиданий – самая настоящая деревня с намощенными тротуарами и непроходимой грязью. Однако он отличался двумя «кинотеатрами» и собственной драматической труппой. А Троицкий цирк и вовсе отличался образцовым построением. Но, не смотря на это, сборы с самых первых концертов были мизерные и улучшения не предвиделось. Работая в Троицком цирке, большая труппа испытывала все тяжести гастролей в маленьких городах: зарплату артистам платили «с пятого на десятое», а представления давали через день. Да и самой зарплаты едва хватало на то, чтобы не умереть с голода. Те артисты, которые могли собрать хоть какую-то сумму денег стали разъезжаться по разным городам, получив вместо зарплаты векселя.

Отец Альперова также вёл переписку с различными цирками в поисках работы, однако положение всюду было плачевным, и администраторы брали артистов с большой осмотрительностью. На тот момент на территории России давали представления более полусотни знаменитых цирков и столько же безвестных. Цирковые артисты бедствовали повсюду, кроме, пожалуй, столицы. Многие директора и хотели бы платить своим артистам, но не имели такой возможности, однако же большая их часть не хотела платить, даже имея такую возможность. И такое положение дел становилось нормой, которая приносила немало горя цирковым артистам. Им приходилось не только работать, но и придумывать способы, каким образом получить зарплату.

Очевидцы описывают и такие методы. Во время представления забирается циркач по самый купол цирка и оттуда сообщает публике о том, что несколько дней ничего не ел, и что зарплату ему директор не выдаёт, и что если ему прям сейчас не подадут причитающегося жалования, он на глазах у всех от отчаянья сброситься вниз и разобьется. Естественно, что публика приходила в волнение, понося администрацию и угрожая расправой, заставляла выплатить положенное. Так артисту прямо во время номера поднимали на верёвочке зарплату, а тот в свою очередь заканчивал номер. После такого «аттракциона» артист старался как можно быстрее покинуть этот город и переезжал в другое место, где работал цирк.

Цирковые сборы из дня в день становились всё дряннее, и никакие ухищрения не помогали. Артисты в буквальном смысле разбегались кто куда, словно крысы с тонущего корабля. Описываются даже случаи, когда уезжая, цирковой артист не мог забрать свою семью – у него попросту не было на это денег. И это притом, что проработал на Стрепетова пять лет и тот должен был ему четыре тысячи!

Из комика в герои

Стрепетов со своим управляющим отправились на поиски города, в котором можно было бы продолжать работу. Так они попали в Уфу, откуда прислали телеграмму о том, что подготавливают там цирк. А в Троицке в это время пытались заработать на борьбе. Поначалу она не вызывала особого интереса у публики, но позже ею заинтересовались казахи и татары, привлечённые именем нового борца Хаджи Мухана, который на самом деле был Муханура, участвовавший в состязаниях Луриха… однако в качестве комика! Именно в Троицке этот артист приобрёл амплуа героя. Именно участие в концерте этого мусульманина и определяло сборы. Поэтому он обзавёлся звучным именем Хаджи Мухан и переродился из комика в героя.

Конечно же, этот борец «побеждал» всех на глазах у своих единоверцев, а те щедро после боя одаривали его деньгами. К его выступлению казахи и татары приезжали на конях задолго до начала концерта и располагались табором. Сама программа их не интересовала – они ждали выхода своего героя. Когда же он появлялся – цирк сотрясали бурные аплодисменты. Он виртуозно играл гирями и выгибал железо. По окончанию выступления ему подносили щедрые подарки, как деньгами, так и животными, вещами. Но самым щедрым подарком был дом со всей утварью и женой, подаренный местными богачами Яушевым и Валеевым.

1 июня 2014 года
Прочитали: 681
Версия для печати
Социальное сознательное:
Поделиться
Класснуть
Плюсануть
Отправить
Комментарии 0
Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий (сейчас комментариев: 0)