10:37 | 29 мая, 2017

Троицк и первая российская мусульманская семинария для женщин

В 1914 году мусульманками из Троицка был создан «Комитет по оказанию помощи раненым». Им руководила Мафтуха Яушева. Они активно собирали пожертвования и в уезде.

Для воинов

По бумагам, имеющимся у комитета, видно, что на 9 октября им пожертвовали 7 рублей 42 копейки, по подписным листам собрали 479 рублей, от «Торгового дома Кутузова» — 50, разовое пожертвование Сибирского банка — 100 рублей. Общая сумма составила 6853 рубля, их потратили на мебель, отопление и материал для белья. В мае 1915 года Комитет Императрицы Александры Федоровны поблагодарил Троицкий мусульманский женский кружок за 5 посылок, пожертвованных воинам. Настоящим проявлением патриотичности стали действия состоящих в «Троицком городском обществе взаимного от огня страхования» (ТГО), которым с 1912 года до начала войны руководил советник М.А. Протасов, который являлся также помощником надзирателя акцизного управления. Еще в ТГО в качестве постоянных работников были техник-оценщик, а также бухгалтер-делопроизводитель, которым в 1912 — 1917 годах работал большевик Т.Д. Дерибас). Когда началась война, члены ТГО на общем собрании решили отдать 1 000 рублей больным и раненым солдатам. Руководители — Протасов, Белов и Русанов выделили «на военные нужды» свое содержание и вознаграждение, что составляло 130 рублей. Общество ежемесячно отправляла средства в городской комитет для того, чтобы выдавать пособия семьям участников войны (85 рублей). А комитету Красного Креста города Троицка перечислялось 80 рублей для содержания в лазарете 4 мест. ТГО также организовал закуп чая, который отправлял на фронт Троицкий Дамский комитет.

Сухой остаток

Занимателен тот факт, что члены общества обратились в Городскую думу с прошением о возбуждении ходатайства перед соответствующими организациями о запрете торговли алкогольными напитками, даже пивом и вином, на весь период войны. Подобного рода обращения были в то время чрезвычайно редкими. Запрет на продажу спиртных напитков в России на мобилизационный период был введен 17 июля 1914 года. А 22 августа была запрещена продажа алкоголя до конца войны. В 1913 году более четверти прихода в бюджет России — 26 %, складывались от акцизов на водку. Для страны это были рискованные действия. В 1916 году от акцизов на спиртное в бюджет поступил только 51 млн рублей, а это лишь 1,5 %. Закрытие огромного количества заводов, выпускающих алкогольную продукцию, привело к тому, что почти треть миллиона человек остались без работы. Ущерб казне приносили и выплаты огромных компенсаций владельцам подобных предприятий. Так казна несла прямые убытки. То, что люди лишились главного и уже привычного для многих социального анальгетика, повлекло за собой и другие достаточно серьезные последствия.

Принятие «сухого» закона», который разрешал продавать алкоголь в шикарных ресторанах и клубах для аристократов, привело к разделению русского общества. Началось повсеместное производство самогона. Многие перешли на брагу и аналогичные напитки. Прошло меньше года, а журналисты делали тревожные замечания, что скрытое пивоварение в городе и уезде слишком быстро развивается. Это было заметно по числу продавцов пивных суррогатов, которые называли «кислушкой». В полицейском управлении содержались 14 арестованных мужчин и 21 женщина, которые занимались торговлей «кислушки». В арестном доме содержались 23«кислушницы». С ними содержались и дети, которые не могли прокормиться без родителей. Большой спрос рождал и соответствующее предложение. В газете писали, что 29 июня пристав 2-й части составил 5 протоколов за торговлю«кислушкой». К этой информации был приложен список, состоящий из двадцати фамилий людей, которых оштрафовали за изготовление браги. Тут же возникла нехватка сахара и дрожжей, отчего появился черный рынок. В газетах писалось, что из-под прилавка фунт сахара-рафинада продавался по цене от 80 копеек до 1 рубля, сахар-песок — 60-65 копеек, мыло — 70-80 копеек… Кислушка тоже пользовалась спросом. Однако цены росли ежедневно. Контрабанда кокаина Война разрушила патриархальные семейные устои. Возросло число писем от пожилых людей, жалующихся на то, что пособия за мужей, отправившихся на фронт, тратятся на нехорошие дела. Повальное пьянство, скандалы, драки, разврат… все это присутствовало в Троицком уезде. Исторический городской центр разделился на западную часть — «Форштадт» и восточную -«Татарский край». В 1915 году около 40 домовладельцев из Форштадта обратились в Троицкую городскую думу с прошением перенести дома терпимости в другую часть города.

Война стала причиной появления еще одной страшной проблемы — наркомании. От нее пострадали главным образом города. Уже в 1915 году контрабандисты начали ввозить в Россию опиум из Персии и Греции, а союзники по Антанте стали поставлять в страну кокаин. Наркомания не прошла мимо провинциальных интеллигентов. В «Оренбургском земском деле» осенью 1916 года появилась информация о том, что 17 ноября 1916 года билиотекарь Троицкой публичной библиотеки Е. М. Анисимова… собственноручно ушла из жизни. По данным источника, к этому привели тяжелая личная жизнь и то, что она имела зависимость от морфия.

На чужом языке

Однако большая часть жителей города продолжали тешить надежды на мир в будущем. Здесь начали открываться образовательные курсы, которые взрослые горожане могли посещать по вечерам. Сильно не хватало образованных людей, которые могли бы встать на замену квалифицированных специалистов, которых призвали на фронт. Поэтому на многих предприятиях стали трудиться женщины. В земской газете сообщалось, что летом в губернии начали работать ясли, в которых можно было оставить детей на рабочее время. Губернская управа обращалась с ходатайством в Оренбургский учебный округ, чтобы земству разрешили организовать трехлетние преподавательские курсы, на которых можно было готовить учителей-мусульман в училища. Это было связано с тем, что привлечение проживающих в краю мусульман для работы в промышленности было затруднено в связи с отсутствием у у них русскоязычного обучения. Непосредственно в Троицке до начала войны, в гимназии для мужского населения обучались всего 25 мусульман, в женской гимназии и того меньше — 12. Достаточное количество мусульман обучалось в училищах города, в школах ниже средних. Обучающихся на русском языке почти 250 человек. Нехватку национальных учителей не закрыло и появление в сентябре 1915 г. двух частных татарских педучилищ. «Мусульманское пятиклассное мужское училище «Вазифа» («Обязанность»)» было на содержании у купца Муллагали Яушева, второе училище было женским. Местные мусульмане выступили с инициативой открыть первую женскую мусульманскую учительскую семинарию. Законом от 1 июля 1914 года разрешалось открытие средних учебных заведений с изучением в них общеобразовательных предметов на другом языке. Ходатайство на имя попечителя Оренбургского учебного округа подала вдова купца из Ташкента Гайниея Багаутдиновна Яушева. 29 мая ее ходатайство удовлетворили. Обучение в гимназии велось на татарском языке. Здесь преподавались русский и арабский язык, вероучение (Коран, хадисы, история Ислама), татарская история, педагогика, основы домашнего хозяйства, в частности кулинария, шитье, а также уход за детьми). В земской газете писали, что открытие планировалось на 1 сентября. При отсутствии специального здания, гимназию поместили в доме Л. Ш. Яушева на Татарском переулке. Сначала открылись подготовительный и два обычных класса, в каждом из них обучалось по 40 учениц. Затем в семинарии обучали до 5 классов. В штате педагогов были учительницы-мусульманки, которые получили свое образование на Петроградских педкурсах. Плата за год составила 25 рублей.

29 июля 2014 года
Прочитали: 593
Версия для печати
Социальное сознательное:
Поделиться
Класснуть
Плюсануть
Отправить
Комментарии 0
Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий (сейчас комментариев: 0)