12:33 | 29 мая, 2017

Режиссер родом из Троицка в большом кино

Кинорежиссер Вера Сторожева — автор фильмов «Небо. Самолет. Девушка», «Люби меня», «Греческие каникулы», «Француз», «Путешествие с домашними животными», «Скоро весна», «Компенсация», «Москва, я люблю тебя!», «Мой парень — ангел», «Развод» и других. Мы можем гордиться, что наша землячка, троичанка по рождению, — обладательница Гран-при «Золотой Георгий» Московского международного кинофестиваля, премии «ТЭФИ и еще многих кинематографических призов. А народная премия «Светлое прошлое», лауреатом которой стала Вера, впервые в жизни привела ее в Челябинск. Жаль, не было времени съездить в Троицк, где она провела шесть детских лет.

— Я много чего помню из той поры. Детские ощущения самые сильные. Я и в своих фильмах старалась их передать. Не конкретику, а некие эмоции, которые меня подпитывают.

Помню большие гибкие кусты ирги, с которых мы, дети, обрывали ягоды. В Подмосковье ирга не растет, но когда я искала участок для дачи, натолкнулась на небольшой кустик ирги, всплыла яркая картинка из детства, что и решило вопрос с покупкой участка. Почему-то порой вспомнится пыль из-под самосвала, волной обдававшая нас с ребятами… Мы жили у перекрестка.

Как-то отец поехал на Кавказ, поразился обилию фруктов. Мы, его дети, кроме ирги и ранеток, ничего не видели. Осенью 64-го папа засунул нас в машину и через горный перевал перевез в Ставрополь. Через год я пошла в первый класс.

В 16 лет, окончив школу, отправилась в Москву, мечтая, как многие девочки, стать артисткой, и с первого раза не поступила. Работала где придется. Санитаркой, почтальоном… Потом решила: буду режиссером. Я не ставила цели завоевать столицу. Но пошаговая жизнь ведет и куда-то приводит. Этот путь состоит из множества переживаний, мыслей, общения с людьми.

— Как судьба свела вас с Кирой Муратовой?
— Актер Сергей Попов, снимавшийся у нее в фильмах «Познавая белый свет», «Среди серых камней», «Астенический синдром» и ее соавтор по сценариям, стал моим мужем. Мы были два студента, учились вместе. Он меня и познакомил с большим кино. Кира уже тогда была выдающимся режиссером. Я всю жизнь у нее учусь.

Когда муж в 91-м году снимался в «Астеническом синдроме», я к нему приехала в Одессу с двумя дочками, младшая еще в пеленках была. Кира говорит мне: «Хочу вас снимать». А в Одессе было холодно, ветрено. Ужас! В следующей своей картине «Чувствительный милиционер» Кира решила, чтобы я повторила свой монолог из «Астенического синдрома».

— Как проявились у вас сценарные наклонности?
— Мы с семьей были в Одессе, и Муратова сказала, что она готовит альманах с криминальными сюжетами. Я как раз писала детскую историю на эту тему. За два дня ее переработала и отдала Кире в рукописном варианте. Потом появился фильм «Три истории», одна из этих новелл, «Девочка и смерть», написана мною. Правда, Кира героиню-женщину переделала в мужчину, которого сыграл Табаков.

Чтобы поступить на Высшие режиссерские курсы, нужны были работы, и я начала писать. Написала несколько сценариев, и мне предлагали поступить на сценарный факультет. К тому моменту я окончила факультет театральной режиссуры Московского института культуры. Позже поступила на Высшие режиссерские курсы в мастерскую Александра Митты.

— Я не раз брала интервью у знаменитых кинорежиссеров. Этакие психологи, инженеры человеческих душ. Ощущение, что они тебя словно рентгеном просвечивают.
— Вы себе придумали такое воздействие. Известные личности — уже некая магия. Хотя определенные качества для нашей профессии требуются. Скажем, добиваться нужного результата, невзирая на сопротивление десятков людей. У каждого в съемочной группе свое мнение, а ты тупо, с точки зрения окружающих, преследуешь какую-то свою цель, порой непонятную для них, абсурдную. У тебя есть образ фильма, который ты должен вылепить. Это твоя мания.

Замысел начинается с маленькой идеи. Допустим, у меня есть желание соединить двух актрис, чтобы они вместе были в кадре. Пока не скажу, о ком речь. Идея возникла три года назад. Но тогда я занималась другими вещами. И попутно пробовала работать с разными сценаристами. Не получилось. Никто не мог выразить мою идею. Потом все же нашла автора, кто мне эту историю написал, — молодая писательница Анна Козлова. Та, которая с Гай-Германикой сделала «Краткий курс счастливой жизни», а потом со мною большой проект «Развод» на Первом канале. И вот спустя три года после появления замысла я запускаюсь.

Каждый фильм рождается в каких-то особых муках. Они все любимы мною, хотя зрительская реакция бывает разной. Говорят, что вся провинция знает меня по фильму «Француз», его по телевидению каждый год показывают, и многие его обожают. А я очень люблю свой фильм «Скоро весна». Он для меня личностный. «Небо. Самолет. Девушка» получился очень искренним. А «Путешествие с домашними животными» считаю идеальным по изображению, сюжету, актерской игре. Он самый признанный, самый награжденный, завоевал кучу отечественных и зарубежных призов. То есть в каждой картине некие качества выражены в большей мере, чем в других. У каждого фильма свои достоинства.

— «Француза» я тоже обожаю. Извините, не знала, что он ваш. Маша Голубкина и Гарик Сукачев узнаваемы, а в титры зрители не всегда вчитываются. И порой не знают фамилию режиссера, автора фильма. Разве не обидно?

— Нет, не обидно, иначе я бы артисткой стала. Знаете, у меня прекрасные талантливые дочери, внуки замечательные. Разве они обязаны говорить, кто их мама и бабушка? Они есть, и это для меня счастье. Про фильмы можно также сказать. Живут сами по себе, ездят по всему миру, участвуют в фестивалях. «Мой парень — ангел» мы вроде бы делали как коммерческое кино. А он очень популярен в прокате, по всем зарубежным неделям русского кино ездит, сейчас в Австралии. Для меня важно, что мои фильмы любят.

— Я за вас переживала, когда в программе «Закрытый показ» обсуждали ленту «Скоро весна» и было много резких высказываний.
— Таков формат шоу. Меня потом многие упрекали: «Почему вы себя не отстаивали?» Во-первых, на программе были серьезные критики, которые очень мотивированно высказались. Во-вторых, рейтинг фильма и его обсуждения был высоким. Я не вступала в полемику, держалась как бы над схваткой.

— Ваши дочери имеют отношение к кино?
— Да. Послушница Ольга в фильме «Скоро весна» — моя младшая дочь Оля. Она окончила режиссерский факультет ВГИКа и поступила в Лос-Анджелес в лучшую киношколу на режиссуру. Сама, без протекции. Туда Спилберг дважды не мог поступить. Оля учится, немного снимается. Снова у меня будет сниматься. Ее очень любит Кира Муратова, она и открыла Олю как актрису, сняв в «Чеховских мотивах» вместе с моим мужем, ее отцом, где они сыграли дочь и отца. Еще играла у Киры в «Настройщике» в небольшом эпизоде. Ольга — очень хорошая, необычная актриса. А старшая дочь работает у меня продюсером. Но сейчас живет в Испании.

— Вы ведь тоже занимаетесь продюсированием.
— Только своих фильмов, чтобы быть в какой-то мере независимой и знать, как потратить те маленькие деньги, которые даются на кино. Миникульт мне доверяет, я на этот бюджет вполне могу снять то, что хочу.

Когда прописываю первые и вторые роли, уже понимаю, кто будет их играть. Но всегда провожу кастинг, всегда присутствуют новые для меня актеры. В «Разводе» снялись Глаша Тарханова, Данила Дунаев, Светлана Тома, с которыми я прежде не работала. Поиск актеров — процесс долгий, эмоционально тяжелый. Люди всегда хотят сниматься, но кому-то приходится отказывать.

Артисты-однодневки думают только о том, чтобы войти в кадр. А я люблю тех, кто не боится работы. Подолгу репетирую, хотя сейчас мало кто это делает, и мы вместе ищем образы. На пятиминутную новеллу «Скрипач» для фильма «Москва, я люблю тебя» ушло три съемочных дня. Но мы с Женей Мироновым долго проговаривали каждую сцену, приглашали консультантов, снайперов. Лишний раз убедилась: чем талантливее артист, тем тщательнее подходит к роли.

Я сама очень «плановый» человек. У меня все расписано, полный порядок в работе, всегда готова к съемкам. Обычно, работая над фильмом, я уже придумываю следующий проект, очень боюсь простоев, потому что каждое новое кино вызревает годами. «Скоро весна» и еще некоторые фильмы я делала на своей маленькой студии, у нее есть название «СВ-Аурум». Мы арендуем помещения в киноконцерне «Мосфильм». Там много других студий, они все сейчас частные. «Мой парень — ангел» я снимала совместно с компанией-заказчиком Paradise. Это огромная замечательная прокатная компания, и люди там прекрасные. Я с ними сделала еще и «Компенсацию», где снялся Гоша Куценко.

У меня был прекрасный опыт сотрудничества с Денисом Евстигнеевым в сериале «Развод». Хочется еще поработать вместе. Мне комфортно с ним, не нужно самой решать сложные административные проблемы. Он как продюсер создал прекрасные условия, с ним работать интересно.

— А с Ренатой Литвиновой еще будут какие-то работы?
— Не знаю. Нужно же делать специальный проект. Придумывать, продумывать. Пока идея не родилась.

— Вы с ней подруги?
— Мы хорошо знаем друг друга. Две независимые творческие единицы. А подруги у меня дочери, Анна и Ольга. Есть подруги и по киномиру, и за его пределами. Но с актрисами, с которыми работаю, как правило, близких дружеских отношений не складывается. Никогда.

4 февраля 2013 года
Источник: «Медиазавод»
Автор: Марина Клайн
Прочитали: 487
Версия для печати
Социальное сознательное:
Поделиться
Класснуть
Плюсануть
Отправить
Комментарии 0
Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий (сейчас комментариев: 0)